Извечный дозор.

 

1.



– Возьми орешек. Ну, возьми орешек.
Пугливая – и хочется, и колется – белка осторожно приблизилась к протянутой руке и принюхалась.
– Возьми, не бойся.
Белка схватила орешек и отпрянула назад, поближе к дереву.
– Андрейка! Андрейка! Иди обедать!
– Сейчас, мама!

Встревоженная белка юркнула обратно на дерево – не забыв, впрочем, прихватить вкусный орешек с собой, – а мальчик, сунув оставшиеся орешки в карман, устремился в направлении дома.

Перескакивая через две ступеньки на третью, он взбежал на крыльцо и очутился на просторной веранде, на которой его мать – женщина в белом платье, – накрывала на стол. Сейчас мать держала в руках блюдо с румяными пирожками, от которых исходил горячий соблазнительный дух. Оценивающе взглянув на сына, она тряхнула золотистой прядкой на виске и строго сказала: – Иди вымой руки.

Послушно – понимая, что сопротивление бесполезно, – Андрейка вымыл руки, после чего был допущен за стол. Пока мальчик посещал умывальню, подошла его старшая сестра Вика – худенькая девушка четырнадцати лет с уложенными в древнеславянском стиле волосами и такой же, как у матери, золотистой прядкой, – видимо, фамильным явлением. Семья была в сборе: не хватало отца, по своему обыкновению отсутствовавшего.

Вспомнив об отце, мальчик невольно покосился на застекленный портрет, висевший на стене веранды: оттуда улыбался широкоскулый человек в военной фуражке и форме. Улыбка была очень знакомой и очень доброй. Как жаль, что отца не было сейчас на Земле, с ним так хорошо играть в разные игры или слушать истории, которые он рассказывает лучше всех на свете! – Папа на орбите? – на всякий случай спросил Андрейка у матери.
Его интонация была утвердительной.
– Наш папа на пограничной станции «Единство» на орбите Меркурия, – вмешалась в разговор Вика.

Вика всегда так: лезет с дурацкими замечаниями – хочет показать, что самая умная. Как будто Андрейка сам не знает, где находится отец! В желании усовестить сестру Андрейка важно, как бы между прочим, сообщил: – Когда я вырасту, стану командовать пограничным флотом планетной системы! Как папа.
Вика, тряхнув с виска золотистой кудряшкой, язвительно хмыкнула в ответ, а мать согласно кивнула:
– Будешь, радость моя.
Сказала и взгрустнула об Андрейкином отце – своем муже.

2.



Петр Васильев, адмирал пограничного флота, базирующегося на орбитальной станции «Единство», ни с того ни с сего икнул. Но сейчас же успокоился и улыбнулся, решив: жена вспоминает.

К сожалению, приятную ассоциацию не удалось продолжить: в одном из уголков развернувшегося перед ним монитора – проектора трехмерного изображения Солнечной системы – возникло множество темных точек. Находившиеся в командной рубке офицеры напряглись, один из них – тот, кому было положено по должности, – бесстрастным дикторским голосом сообщил:
– Боевой флот Учча-та!

Автоматический элемент интерфейса захватил одну из темных точек и многократно увеличил. В середине монитора возникло голографическое изображение боевого корабля, а чуть пониже – результат идентификации: боевой корабль класса «Титан», раса рептилоидов. Теперь все находившиеся в рубке, даже абсолютно несведущие – впрочем, таких на пограничной станции «Единство» не было, – могли видеть, что в Солнечную систему проник боевой флот рептилоидов Учча-Та, включая корабль класса «Титан», представляющий угрозу для любого противника.
Офицер с дикторским голосом доложил обстановку:
– На Солнечную систему проник и развернулся в боевые порядки флот Учча-Та в количестве 83 кораблей тяжелого класса. Вражеский флот начал разгон в направлении Земли. Учча-Та достигнут Земли через 4 часа 43 минуты.
– Сколькими кораблями располагаем мы?
– На текущий момент на ходу 37 патрульных кораблей разного класса. Не считая частных фрегатов и 3 крейсеров цивилизации Туан-Тэ, прибывших на Землю с дипломатической миссией.
Петр скомандовал – еще не осознавая тяжесть произошедшего, практически на автомате:
– Боевая тревога.
– Есть, адмирал!
Зазвучало тревожное оповещение.
– Оператор, какие прогнозы дает Главный Вычислитель?
– Предсказывает наше поражение, – ответил оператор. Молодой парень, зачисленный на пограничную станцию «Единство» по окончании математического училища, совсем недавно. Он старался выглядеть молодцом, но голос предательски дрогнул. – Согласно самому оптимистичному прогнозу, при вступлении в бой мы продержимся не более получаса.

Петр замолчал, лихорадочно соображая, как поступить в такой патовой ситуации. За его правым плечом, вроде бы незаметно, возник Серега Свиридов, старинный приятель и командир флагманского корабля.
– Что, друг? – сказал Петр тихо, так чтобы другие офицеры не слышали. – Пока наш галактический флот помогает отразить нападение на планету Аксотеотлей, рептилоиды решили уничтожить Землю.
– Расстреляют нас с дальней дистанции, – подтвердил Серега печальный командирский вердикт.
Как будто Петр сам не знал.
– Единственный вариант задержать Учча-Та – вступить в ближний бой.
– Тогда они расстреляют нас на подлете, причем половиной флота. В это время вторая половина уничтожит Землю.
– И то верно...
Оба размышляли, а глаза сами собой искали на звездном мониторе Землю, такую привычную и беззащитную – ту самую, которой через короткий промежуток времени предстояло быть уничтоженной безумными космическими негодяями.
– Вот что мы сделаем...
И Петр, понимая, что все бесполезно, все абсолютно, абсолютно, абсолютно бесполезно, недрогнувшим голосом распорядился:
– Кораблям загрузить в свои отсеки истребители. Всему личному составу покинуть станцию. Капитанам кораблей подготовиться к отходу на расстояние, достаточное для эфирного прыжка. Затем прыгаем рептилоидам на левый фланг и вступаем в бой. Довести приказ до всеобщего сведения. Немедленно. Срок подготовки к прыжку одна минута.
Через несколько секунд пристыкованные к пограничной станции «Единство» боевые корабли покинули ее, чтобы отлететь от станции на расстояние, безопасное для эфирного прыжка.
– Готовность тридцать секунд.
– Кораблям расположиться в боевом порядке. Бортовым компьютерам согласовать координаты прыжка.
– Готовность двадцать секунд.
– Десять секунд…
– Орудия на боевой взвод. По окончании прыжка даем по противнику немедленный залп.
– Прыжок!

В этот момент Петр подумал о семье. Пока о нападении на Землю не известно, но скоро придет похоронка, тогда узнают. Если, конечно, похоронку будет куда посылать, потому как целью Учча-Та является уничтожение оставшейся без защиты материнской планеты. Рептилоиды тонко продумали, никто не ожидал от безголовых пиратов такой сатанинской хитрости и расчетливости.

Вынырнув из спасительного эфира, корабли Земной Федерации выдали по противнику первый залп. Не все корабли – один из них, неточно рассчитавший координаты и оказавшийся слишком близко от вражеского эсминца, протаранил его. Теперь, разваливаясь на части, оба беззвучно полыхали на фоне черного космического пространства.

Петру не было дела до мертвых, которыми все они – пограничники станции «Единство», – вероятно, вскоре окажутся: он всей душой пытался защитить семью, в первую очередь детей, дорогих его сердцу Вику и Андрейку, от пожелавших уничтожить Землю мерзавцев. Но как защитить? Главный Вычислитель не оставляет им ни единого шанса на выживание – им, значит и Земле. Вот бы придумать такое, что не под силу Главному Вычислителю, такое, что Вычислитель попросту не может предусмотреть своей глупой машинной алгоритмической башкой.

Рептилоидный флот, оправившийся от изумления при виде немногочисленных земных кораблей, вынырнувших у них перед носом, вовсю наносил ответные удары. Флагман методично сотрясался от прямых попаданий, но броневая мощь выдерживала. Пока выдерживала.

Петр автоматически отдавал распоряжения о маневрах, залпах, но чувствовал, что это не самое важное, подобные действия могут отсрочить поражение, но не привести к конечному успеху. Нужно что-то другое… Свиридов наклонился над адмиральским плечом и произнес:
– Адмирал, еще несколько минут, и мы потеряем флагман…
И тут Петр понял. Он понял, вдохнул полной грудью и все для себя решил.
– Приказываю экипажу перейти в шаттлы и покинуть флагманский корабль. Всем до единого человека. Загрузить в личные навигаторы схему отсеков «Титана». Возьмем «Титан» на абордаж.
Кто-то из офицеров заметил:
– Адмирал, «Титан» не подпустит шаттлы близко к себе.
– Подпустит, – ответил Петр твердо. – Сразу после того, как шаттлы покинут флагман, огневая мощь «Титана» будет подавлена.
Ответственная за контакты со внеземными цивилизациями не удержалась и воскликнула:
– На «Титане» более 3 тысяч вооруженных рептилий!

Петр согласился зачислить молодую женщину в штат пограничников, потому что она немного походила на Вику: тогда адмиралу подумалось, что его дочь станет такой же прекрасной и неприступной, когда повзрослеет. Теперь он сожалел о своем необдуманном поступке: не надо было зачислять, женщинам лучше оставаться на Земле, – но было поздно. Впрочем, в данный момент что на флагманском корабле, что на Земле было равно небезопасно.
– Приказываю взять «Титане» на абордаж. Капитанам, оставшихся боевых кораблей, перестроиться и обеспечить максимально безопасный коридор для продвижения шаттлов. Рептилоидов уничтожать без жалости! Пленных не брать. Командование принимает на себя старший по званию.
Офицеры, отдав необходимые команды и похватав оружие, устремились в шаттлы, через пару секунд в командной рубке остались только Петр да командир флагманского корабля Серега Свиридов.
– А тебе особое приглашение нужно? – пожурил Петр приятеля. – Ступай на шаттл, забирай руководство, я остаюсь.
Серега – тихо, хотя необходимости в этом уже не было, – ответил:
– Автопилот поврежден, флагман придется вести вручную. Петя, ты не сможешь протаранить «Титан», даже я один вряд ли смогу, повреждения велики. Но вдвоем можно постараться. Ты запустишь двигатели, я сяду за штурмана и постараюсь причинить «Титану» максимальный ущерб. Врежемся так, что мало не покажется, есть у меня одна идейка... Если правильно рассчитаем угол столкновения, у наших появиться шанс взять Учча-Та на абордаж. Надеюсь, что после захвата «Титана» рептилоиды будут деморализованы.
Петр заглянул приятелю в глаза, хотя времени на это не оставалось.
– Что-то ты разговорился, друже! За дело.

3.



Через несколько лет группа детей и взрослых, разминая затекшие тела, выбралась из экскурсионного гравитобуса.
За площадью, до самого подножия горы, простирался красивейший в мире город. На площади, в самой ее середине, на огромном постаменте был установлен искореженный «Титан», в натуральную величину. Ближе подходить не требовалось: остов вражеского корабля виднелся отовсюду, и за десятки километров от площади, – казалось, он нависает над всей планетой.

Экскурсовод взмахнула рукой, как указкой, и заученной интонацией произнесла:

– Дорогие друзья! Мы находимся на центральной площади Мемориала Славы Галактических Героев планеты Марс.

Все молчали, оглядывая некогда грозный корабль.
Экскурсовод продолжала:
– Со времени героической битвы наших пограничников с боевыми крейсерами Учча-та прошло много лет. Мы помним события тех дней. Воспользовавшись отсутствием нашего галактического флота, который в тот момент защищал планету дружественных нам Аксотеотлей, пиратская цивилизация Учча-Та задумала нанести нашей цивилизации непоправимый урон, испепелить планету Земля. Единственной преградой на пути врагов стала находившаяся на орбите «Меркурия» пограничная станция «Единство» – точнее, приписанный к ней боевой флот. Силы были неравны, количество вражеских боевых кораблей превосходило количество наших почти втрое. Земляне воспользовались единственным шансом, который им представился: корабли покинули станцию и совершили эфирный прыжок в направлении противника, после чего вступили в ближний бой. Исход сражения был предрешен в пользу рептилоидов, в конце концов Земля была бы неминуемо уничтожена, если бы не самоотверженность команды пограничной станции «Единство». Эти люди совершили невозможное. Команда нашего флагманского корабля перешла на шаттлы. Чтобы шаттлы могли пойти на абордаж, было необходимо подавить огневую мощь «Титана». Ради этой цели наш флагманский корабль, управляемый двумя оставшимися на борту высшими командирами: адмиралом пограничного флота Петром Васильевым и капитаном флагманского корабля Сергеем Свиридовым, – протаранил «Титан». Шаттлы атаковали поверженного исполина, которого вы сейчас видите перед собой, и полностью им овладели. В результате захвата «Титана» остальные рептилоидные корабли потеряли нити стратегического управления, были рассеяны по округе и вскоре уничтожены прибывшим на подмогу галактическим флотом. Так была спасена планета Земля. Многие из участников тех героических событий награждены званием Герой Галактической Организации Объединенных Рас – самой почетной наградой в Галактике. Победа Землян в той битве стала переломным моментом в Первой Галактической войне, завершившейся месяц спустя полным разгромом враждебной нам рептилоидной расы Учча-та. Каждый Землянин хранит в своем сердце память о бойцах, погибших при защите родной планеты.

Экскурсанты молчали, подавленные историей – знакомой, но вблизи поверженного «Титана» звучавшей совсем по-другому.

– Ты знаешь… – прошептала, встряхивая золотистой прядкой на виске, одна из молодых женщин своему спутнику.
Глаза ее были туманны.
– Да знаю я, знаю, – спутник прервал даму, а затем бережно принял под локоть. – Твоя мать рассказывала, и Андрей Петрович постоянно вспоминает, когда с орбитальной станции прилетает. Одним из командиров, врезавшихся в рептилоидный «Титан», был ваш родной дед. Видишь, я все помню. Ты только не волнуйся, беременным не положено волноваться. Меня больше беспокоит, как на Марсе насчет гостиницы: я слышал обслуживание здесь довольно посредственное.