Карги: пираты или нечто большее?.

 

Цивилизация Каргов – одна из самых загадочных цивилизаций нашей Галактики, в том отношении, что неясно не только, где и на какой планете эти существа зародились биологически, но и в чьих интересах действуют.

Когда парусники с первыми в нашей Галактике Каргами – изможденными долгим путешествием, обтрепанными и первое время малочисленными, – были обнаружены и привечены добросердечными Гуммирабиками, никто не мог предположить дальнейшее. Однако оно случилось, оказавшись столь ужасным и злокозненным, что галактическая общественность вздрогнула от неожиданности. Раса оказалась пиратской, причем пиратской не в привычном для Галактики значении, но псионической – расой небелковых действующих на основе эфирной мимикрии хищников. Карги вступали с ничего не подозревающими гуманоидами в непосредственный контакт, подчиняли их волю себе, затем высасывали из несчастных эфирную энергию.

Быстрота и безжалостность, с которой была разрушена цивилизация Гуммирабиков, заставили уцелевшие космические расы отнестись к угрозе со стороны псиоников всерьез. ГООР созывала совещания одно за другим, мнения высказывались противоречивые, но все сходились в одном: существа, уничтожившие Гуммирабиков, должны быть в свою очередь уничтожены без всякой жалости и сочувствия. Для уничтожения незваных гостей были снаряжены военные экспедиции, однако ни одна из них не завершилась окончательным успехом. Карги избежали истребления с видимой легкостью, благодаря использованию чужих космических кораблей. Полностью контролировать галактические транспортные потоки оказалось делом технически неисполнимым, и многие пессимистически настроенные в ГООР головушки начали уже гадать, какая из цивилизаций окажется следующей по счету жертвой.

Истекали один за другим хронопарсеры, однако ничего страшней, чем уничтожение цивилизации Гуммирабиков, не происходило. Карги продолжали захватывать торговые судна и совершать нападения на отдельных гуманоидов, однако все эти нападения не имели того размаха, какого следовало ожидать от расы, в одно мгновение стеревший с лица Галактики древнейшую и мощнейшую цивилизацию.
В этот неспокойный, полный предчувствий и сомнений период – как ожидалось, переломный в истории, – был написан научный труд, заметно разрядивший скопившуюся напряженность. В монографии «О перспективах биологического распространения небелковых космических рас на примере космической расы Каргов» туан-тэйский ученый Хэмирих Мовибо доказывал, что, будучи псевдоразумными небелковыми организмами, Карги неспособны действовать осознанно. Причина нападений псиоников на гуманоидов единственная и понятная – желание заполучить питательную порцию эфирной энергии, а раз так, нет оснований опасаться захвата территорий – до тех пор, разумеется, пока биологический вид не расширился в поголовье. Численность Каргов, возросшая после уничтожения ими цивилизации Гуммирабиков, впоследствии стабилизировалась, поэтому, делал вывод доктор Хэмирих Мовибо, опасность отсутствует. Карги – микроскопические эфирные паразиты на большом теле Галактики: их наличие неприятно и даже болезненно, при этом для существования разумных рас некритично.

После опубликования труда «О перспективах биологического распространения небелковых космических рас…» псионики стали восприниматься общественностью как еще одно доказательство несовершенства общего мироустройства, но не более. Каргитянами, уже на постоянной основе, занялись ученые и военные, а внимание общественности переключилось на более злободневные темы.
Обыватели удовлетворились выводами туан-тэйской монографии, но ученые продолжали задаваться вопросами, в частности: как соотнести простейшее желание насытиться – то, что, по предположению доктора Хэмириха Мовибо, являлось движителем каргитянского поведения и всего образа жизни, – с действиями псионических пиратов? Как правило, Карги – со своей точки зрения, конечно, – действовали экономно и рачительно, захватывая посредством ближнего псионического воздействия пленных и доводя их впоследствии до полного истощения, но часто поступали иначе. Многократно фиксировались нападения, когда Карги, вступившие с будущей жертвой в близкий, достаточный для псионического воздействия контакт, отпускали гуманоида с миром – даже в отсутствие опасности преследования. Такое поведение вроде бы укладывалось в концепцию Хэмириха Мовибо: если хищники сыты, они не убивают жертв понапрасну, – однако оставались досадные нестыковки. Исходя из каких соображений Карги отказываются от захвата пленных, ведь отсасывать из пленных питательный эфир можно некоторое время погодя, когда проголодаешься? И главное, почему, покончив с цивилизацией Гуммирабиков, псионические пираты остановились на достигнутом и не развили успех далее, продолжая захватывать все новые и новые гуманоидные цивилизации, до полного покорения мира?

В итоге труд Хэмириха Мовибо был подвергнут дружной критике.
Из всех критиков наиболее преуспел дреддский ксенобиолог Ныцутиш Пэ (Чиневедный), полнее других указавший на ошибки монографии «О перспективах биологического распространения небелковых космических рас на примере космической расы Каргов» и справедливо отметивший сложную иерархическую соподчиненность Каргов, в связи с чем предполагать движущей силой этой цивилизации простейшее желание насытиться оказывалось нелепостью. Нет, утверждал Ныцутиш Пэ (Чиневедный), Каргитяне действуют не в соответствии с принципом «проголодался – покушал», а неизмеримо более сложным образом, в качестве единого биологического организма, важнейшим органом которого является Карго-Матка. Лишь централизованная социальная структура обеспечивает псионическим мимикрам сбалансированный режим эфирного питания – таков был основной вывод, сделанный дреддским ксенобиологом при анализе труда Хэмириха Мовибо.
В развитие нового направления мысли землянин Мухаммад Дун разработал математическую модель, сопоставлявшую тактику Каргов с количеством эфирной энергии, которую Карги могли заполучить в будущем. Модель рассчитывала центр выдачи распоряжений – главное в каргитянской иерархии лицо, отдававшее приказания подчиненным Каргам. Как и следовало ожидать, главным распорядителем цивилизации оказалась Верховная Карго-Матка, действовавшая в интересах всего каргитянского рода: рядовой Карг мог получить приказание отпустить донора восвояси, если, к примеру, присутствие этого Карга срочно требовалось в другом месте. Математический аппарат Дуна был несовершенен, однако тенденция централизованного управления каргитянским обществом прослеживалась явно: псевдогуманоиды оказались ближе к гуманоидам, чем это предполагалось ранее.

В хронопарсер присуждения математической модели Мухаммада Дуна престижной премии Мира и Прогресса разразилась так называемая Война с Ящерами. Боевые действия начала пиратская цивилизация Учча-Та, однако для наблюдателей не стало секретом имя подлинного зачинщика галактической бойни: это были Карги, формально оставшиеся в стороне и не принимавшие в боевых действиях активного участия. Впервые псионики проявили себя не в качестве примитивных эфирных хищников, хотя бы организованных в сложную социальную структуру, но дальновидных стратегов, которые искусно спровоцировали на конфликт цивилизацию Учча-Та, в результате получили возможность безнаказанно паразитировать на одиночных кораблях, отбившихся от своих частей – как правило, поврежденных и с отстрелянным боезапасом. Но главным результатом долговременных наблюдений за псионическими вампирами стал не этот факт, сам по себе любопытный, а то, что впервые в галактической истории Карги продемонстрировали дотоле невиданное техническое мастерство.
Ранее считалось, что псевдоразумные существа Карги на самостоятельное техническое творчество неспособны: их удел – силой кнута и пряника заставлять трудиться на себя порабощенных представителей других космических рас либо использовать захваченные врасплох чужие космические судна. Теперь данную позицию пришлось пересмотреть – по крайней мере, поставить под сомнение, ибо один из участников Войны с Ящерами Д. Бесь-Кипь, Аксотеотль в чине техника по торсионно-кучевым облакам третьей категории, временно подпавший под псионическое воздействие Каргов, своими глазами наблюдал орбитальную станции неизвестной ему – и, как выяснилось позднее, ни одному специалисту в Галактике – конструкции. Каргитяне справлялись с навигацией и техническим обслуживанием. Если бы это было космическое судно, логично было предположить, что аппарат прибыл из другой Галактики, в этом не было бы ничего удивительного, как в космических парусниках, на которых Карги некогда вторглись на территорию несчастных Гуммирабиков. Но это было не космическое судно, это была орбитальная станция, переместить которую в иную Галактику показалось пленному Д. Бесь-Кипу более чем проблематичным. Выходило, что Карги спроектировали и построили орбитальную станцию самостоятельно – либо, что было равносильно самостоятельной постройке, использовали какие-то уж совсем выдающиеся умы из пленных гуманоидов.
Д. Бесь-Кипу, несмотря на немалую торсионно-кучевую подготовку, не удалось разобраться в принципах действия и управления каргитянской орбитальной станцией – впрочем, никто пленного в командирскую рубку не допускал, разумеется: немало изумленный, не в меньшей мере напуганный и задыхающийся от недостатка влаги Д. Бесь-Кипь наблюдал за происходящим из иллюминатора служебного помещения. Потом, дабы отметить удачную операцию, Карги впрыснули пленным эфирных галлюциногенов, и страхи Д. Бесь-Кипа мгновенно улетучились – из того светлого периода своего существования специалист по облакам не запомнил ничего, кроме охватившего его судорожно-радостного опьянения. Потом, не менее молниеносно, последовала операция освобождения – но не самой орбитальной станции, местоположение которой осталось неустановленным, а на захваченном Каргами фрегате, которые псионики пытались использовать для перевозки пленных.
Многими рассказ Д. Бесь-Кипа о строительстве Каргами собственной орбитальной станции был воспринят с недоверием, однако многие в него поверили: слишком большими возможностями – не только псионическими, но и техническими – пиратская цивилизация к тому времени обладала. Отчего бы не предположить, что эфирные мимикры, впитывая в себя – во всех смыслах этого слова – достижения гуманоидных цивилизаций, развились настолько, что обрели способности к техническому творчеству? В таком случае от Каргов следовало ожидать появления не только орбитальных станций оригинальной конструкции, но и полноценных космических кораблей. На потенциальную возможность подобного малоприятного поворота событий не следовало закрывать глаза – наоборот, следовало по возможности обнаружить неприятельскую орбитальную станцию и захватить ее для последующего изучения.
Станция так и не была обнаружена, тем не менее победное окончание Войны с Ящерами ознаменовалось событием, заставившим взглянуть на факт ее существования по-другому, с еще большей настороженностью и опасением.

Мухаммадом Дуном, автором математической модели, о котором во время боевых действий порядком подзабыли, был собран богатейший статический материал по поведению в период конфликта всех космических рас, в первую очередь Каргов. Полученные данные – не без помпы, подобающей ожиданию грядущего научного торжества, – ввели в математическую модель, и… Проанализировав новейшую информацию, машина выдала результат, потрясший наблюдателей: центр, управляющий Каргитянами, совпал на сей раз не с Верховной Карго-Маткой, а вышел на пределы Галактики! Модель недвусмысленно указывала, что отныне цивилизацией псионических пиратов руководят силы, находящиеся извне Галактики, нам совершенно незнакомые и оттого вдвойне непредсказуемые и опасные. Если в один прекрасный момент Каргам некто посоветовал перейти от единичных нападений к дипломатическому провоцированию вооруженного межрасового конфликта, вдобавок вооружил знаниями, достаточными для строительства орбитальной станции, кто знает, чего ожидать от подобного советчика в будущем?!
Научное мнение совершило полный оборот вокруг оси и вернулось в начальное положение: над Галактикой нависла реальная угроза, способы защиты от Каргов – вернее, от таинственной иногалактической силы, стоящей за цивилизацией псионических пиратов, – по-прежнему неизвестны.